A PHP Error was encountered

Severity: 8192

Message: Call-time pass-by-reference has been deprecated

Filename: common/page.php

Line Number: 170

A PHP Error was encountered

Severity: 8192

Message: Call-time pass-by-reference has been deprecated

Filename: errors/error_php.php

Line Number: 171

A PHP Error was encountered

Severity: 8192

Message: Call-time pass-by-reference has been deprecated

Filename: errors/error_php.php

Line Number: 172

A PHP Error was encountered

Severity: 8192

Message: Call-time pass-by-reference has been deprecated

Filename: errors/error_php.php

Line Number: 173

A PHP Error was encountered

Severity: 8192

Message: Call-time pass-by-reference has been deprecated

Filename: errors/error_php.php

Line Number: 174

A PHP Error was encountered

Severity: 8192

Message: Call-time pass-by-reference has been deprecated

Filename: errors/error_php.php

Line Number: 175

A PHP Error was encountered

Severity: 8192

Message: Call-time pass-by-reference has been deprecated

Filename: errors/error_php.php

Line Number: 176

A PHP Error was encountered

Severity: 8192

Message: Call-time pass-by-reference has been deprecated

Filename: errors/error_php.php

Line Number: 179

A PHP Error was encountered

Severity: 8192

Message: Call-time pass-by-reference has been deprecated

Filename: errors/error_php.php

Line Number: 180

A PHP Error was encountered

Severity: 8192

Message: Call-time pass-by-reference has been deprecated

Filename: errors/error_php.php

Line Number: 181

A PHP Error was encountered

Severity: 8192

Message: Call-time pass-by-reference has been deprecated

Filename: errors/error_php.php

Line Number: 182

A PHP Error was encountered

Severity: 8192

Message: Call-time pass-by-reference has been deprecated

Filename: errors/error_php.php

Line Number: 183

A PHP Error was encountered

Severity: 8192

Message: Call-time pass-by-reference has been deprecated

Filename: errors/error_php.php

Line Number: 184

A PHP Error was encountered

Severity: 8192

Message: Call-time pass-by-reference has been deprecated

Filename: errors/error_php.php

Line Number: 185

Питч » Мини Регата

Питч

Воскресенье, 12 мая 2013 г.
Просмотров: 1532
Подписаться на комментарии по RSS
Автор: Дмитрий Костюкевич / Максим Тихомиров.

Проснись!

Питч обнаружил себя на узком карнизе циклопической стены, между землёй и небом, распятым на страховочном тросе.

Он готов был поклясться, что совершал восхождение впервые, но при этом знал, что его цель лежит километром выше — на кромке отвесного обрыва, за которой раскинулось плато яйлы.

К первому участку Питч подошёл траверсом по плитам — над ним возвышался «Японский садик».

Он должен взойти. Оставить позади последнюю «станцию», подняться на горное пастбище, где его ждёт что-то... замечательное. Питч не помнил, что именно, но знал, что так и будет. Ясно, как альпийское молоко.

Стоп! Мечты не позволительны и опасны. Как выскочивший из трещины скальный крюк или фифа…

Откуда эти сравнения? Мозг щекотало чужое присутствие. Когда он подцепил «наездника»? Воспоминаний об этом не было. Зато были навыки, которые ему не принадлежали. А вокруг — облака и птицы в раскатанном кристалле неба. Где-то далеко кобальтово синело море, обнимая полуостров бескрайним фракталом индиговых, с переходом в ляпис-лазурь, волн…

«Откуда эти сравнения?»

Он не мог вспомнить.

«Мнемовирус? Программа гонит меня вверх по отвесной стене? Я словно бабочка, пришпиленная иглой к скальному обрыву высотой в километр, только вместо иглы — прога...»

Мгновение паники миновало. Кто-то незримый взял эмоции под контроль.

Ну!

Питч подтянул лямки рюкзака и начал восхождение.

Или начала прописанная в голове «скалолазка»?

Наклонные полки, горизонтальные щели с зализанными краями, нависание немногим больше человеческого роста, разрушающаяся порода… Внимательно. Не спешить.

Через два шлямбура — вверх по внутреннему углу. Вот она! Рюкзак. Стоппер, схватившийся в трещине под нависанием.

Первая «станция» на своих закладных.

Дальше — выход на полку с деревьями.

Два или три метра влево… Питч увидел вбитый в щель крюк, и начал подъём. Рельеф понемногу выполаживался. В подушечках пальцев, под неровно наклеенными накладками пластыря горячо пульсировала кровь.

«Японский садик» разочаровал. Растущие на скале деревья, интересные лишь тем, что на одном из них Питч организовал вторую «станцию». То, что прекрасно смотрелось бы на хокусаевской укиё-э, в реале выглядело жалко и полумёртво. Высота не терпит романтики. Она — безжалостный убийца, и только.

Упругий рокот и пульсирующий свист лопастей, размеренно месящих разреженный воздух в вышине.

Стой, приказал уже другой голос, властный, жёсткий. Картинка мира стала чётче, контрастнее. Питч укрылся под карнизом, завернувшись в термоодеяло. Потом освободил из зажимов на обвязке короткую трубку, закрытую с концов красными пробками, припал щекой к картонной гильзе и глянул вдоль-поверх, совмещая выступы и прорези на единой оптической оси.

Когда показалась морда охранного коптера, Питч нанизал её на линию взгляда и, прикрыв глаза, потянул спусковую скобу. Жарко рявкнуло в лицо, заглянуло багрянцем сквозь зажмуренные веки, выдохнуло вдоль спины тёплой волной, ударило громовым раскатом. Питч открыл глаза. Ресницы были сожжены, веки болели. В небе рассеивалось чёрное облако, а со дна пропасти тянулись витые струи дыма.

Снова вверх — туда, где далёкими кимвалами ворчал вертолётный двигатель, и лопасти винтов вязли в сырости неба.

В вертолёте ждали доктор и генерал.

Доктор отключал установку, касающуюся сознания Питча невидимой рукой, — и Питч начинал забывать, как правильно восходить по горному склону, и как стрелять ракетой по чужому вертолёту, и как смешивать на палитре краски. Пока чужаки уходили из головы, оставляя его маленьким и глупым, Питч недолгое время мог слышать чужие мысли. А потом забывал и о своей глупости.

Генерал говорил, что даже мартышку можно выучить военной премудрости, а доктор досадливо морщился. Это не мартышка, отвечал доктор устало, но генерал не слушал — думал о звёздочках и крестах, о молодых самках и вкусной еде.

Доктор же думал о смерти, об унизительных подачках военных, для которых проект — лишь инструмент, а сам Питч — лишь секретное оружие… и никому неинтересны матрицы навыков и слепки сознания, как возможность вернуть тех, кто ушёл навсегда: старика-скалолаза, калеку-спецназовца…. или художницу, мечтавшую взглянуть на мир с неприступного горного склона, чтобы написать картину глазами птиц.

Питч любил доктора и хотел помочь ему со смертью, но ракет у него больше не было, и он решил, что обязательно сделает то, о чём мечтал доктор, немного позже — когда вертолёт вернёт его на базу.

Питч поднялся выше тумана. Солнце высушило его мех и согрело продрогшее тело. Чужие сознания слетали шелухой, мир становился проще и понятнее: зло — добро, хороший — плохой, друг — враг...

Художницу доктор отключил последней — словно хотел продлить миг встречи. Питч как раз тянулся к серебристому, похожему на львиную лапу цветку, удивительно красивому, словно светящемуся изнутри. Такие цветы хочется рисовать — снова и снова...

Потом цветок вдруг перестал его интересовать. Художница ушла, и Питч снова остался один. Он обнаружил пластырь на пальцах рук и ног и быстро скусил зубами его полоски.

Вертолёт снижался. Доктор стоял в проёме над откинутой аппарелью и манил зажатым в руке богомолом. Зелёным и очень большим.

Вот оно!

Прекрасное, волшебное, чудесное. То, ради чего стоит подняться в небо.

Богомолы вкусные. Питч обрадованно подпрыгнул, но, вместо того, чтобы заскочить в вертолёт прежде, чем тот коснётся земли, повернулся и сорвал цветок длиннопалой ладошкой. Собрал букет и поднёс к огромным, на пол-лица, выпуклым глазищам. Долго рассматривал его так и этак, наклоняя круглую голову с крошечными раковинками ушей. Нюхал, морща нос-пуговку, и раздражённо дёргал полосатым хвостом, так и не уловив запаха. Потом отправил в острозубую пасть и принялся задумчиво жевать.

Эдельвейсы оказались невкусными. Блёклые цветочки со вкусом талого снега.

А богомол оказался чудесным. Хрустел на зубах и брызгал соком. От богомола внутри делалось тепло и сонно.

А какой прок от цветов?

Автор: Дмитрий Костюкевич / Максим Тихомиров.

Друзья конкурса

Конкурс фантастики КВАЗАР