A PHP Error was encountered

Severity: 8192

Message: Call-time pass-by-reference has been deprecated

Filename: common/page.php

Line Number: 170

A PHP Error was encountered

Severity: 8192

Message: Call-time pass-by-reference has been deprecated

Filename: errors/error_php.php

Line Number: 171

A PHP Error was encountered

Severity: 8192

Message: Call-time pass-by-reference has been deprecated

Filename: errors/error_php.php

Line Number: 172

A PHP Error was encountered

Severity: 8192

Message: Call-time pass-by-reference has been deprecated

Filename: errors/error_php.php

Line Number: 173

A PHP Error was encountered

Severity: 8192

Message: Call-time pass-by-reference has been deprecated

Filename: errors/error_php.php

Line Number: 174

A PHP Error was encountered

Severity: 8192

Message: Call-time pass-by-reference has been deprecated

Filename: errors/error_php.php

Line Number: 175

A PHP Error was encountered

Severity: 8192

Message: Call-time pass-by-reference has been deprecated

Filename: errors/error_php.php

Line Number: 176

A PHP Error was encountered

Severity: 8192

Message: Call-time pass-by-reference has been deprecated

Filename: errors/error_php.php

Line Number: 179

A PHP Error was encountered

Severity: 8192

Message: Call-time pass-by-reference has been deprecated

Filename: errors/error_php.php

Line Number: 180

A PHP Error was encountered

Severity: 8192

Message: Call-time pass-by-reference has been deprecated

Filename: errors/error_php.php

Line Number: 181

A PHP Error was encountered

Severity: 8192

Message: Call-time pass-by-reference has been deprecated

Filename: errors/error_php.php

Line Number: 182

A PHP Error was encountered

Severity: 8192

Message: Call-time pass-by-reference has been deprecated

Filename: errors/error_php.php

Line Number: 183

A PHP Error was encountered

Severity: 8192

Message: Call-time pass-by-reference has been deprecated

Filename: errors/error_php.php

Line Number: 184

A PHP Error was encountered

Severity: 8192

Message: Call-time pass-by-reference has been deprecated

Filename: errors/error_php.php

Line Number: 185

Империя Левши » Мини Регата

Империя Левши

Воскресенье, 19 мая 2013 г.
Просмотров: 1468
Подписаться на комментарии по RSS

Тлалок сегодня в силе.

Середина сезона дождей, вода повсюду: льет с неба, тяжкими струями полосуя спину и плечи, плещет брызгами из под ног, с чавканьем хватает за сандалии грязными ладошками раскисшей почвы полей-чинампов, стремясь разуть — словно знает, что насквозь промокшая накидка воина-ягуара на плечах не моя, что я простолюдин, что я — бывший раб.

Пружинит, пружинит слой водорослей, ила и экскрементов под ногами — рукотворная твердь, заключенная в ивовую плетенку на сваях в водах великого озера Тескоко. Потоки воды, льющиеся с неба вот уже месяц, превратили твердь в зловонную жижу, и воды священного озера уже не так чисты, как прежде.

Маис третьего урожая стоит стеной в два человеческих роста по сторонам моего пути, стебли клонятся в стороны, да так и замирают, намокшие, отяжелевшие от воды, словно захмелевшие от пульке пьянчужки, опирающиеся друг на друга после доброй попойки. Зерно третьего урожая будет водянистым, безвкусными будут лепешки из него — хвала Левше, что мне не придется уже давиться этим кормом для рабов!

Сквозь множество островов-клетей стремится мой бег — на самый край земли, которой человек в голоде своем осмелился осквернить воды священного озера, прочь от курящейся дымом тысячи ритуальных костров зловещей глыбы покинутого мною альтепетля. Спиной я чувствую тяжкий взгляд Города Колючих Кактусов: Теночтитлан провожает меня взглядом, от которого сводит судорогой мышцы, и огонь на вершинах Великих Храмов — глаза его недреманные, от которых не укроется никто.

Давно уже остались позади плоские домики из прутьев и глины, в которых ютятся семьи простолюдинов, еще дальше — роскошь и блеск дворцов знати, утопающих среди садов.

Теночтитлан велик.

Жрецы говорят, что в мире нет города крупнее его, и не будет вовеки. Четыре квартала его разделены каналами, улицы его подобны рекам, лодки несут его жителей туда, куда не добраться по мостам и дамбам, которым несть числа. С Холма Кузнечиков Император наблюдает за своими подданными, снисходя порой в город по насыпи вдоль акведука. Змеиная стена высоким валом, и впрямь подобным спине спящего в земле Змея, ограждает центр. Великие Храмы высятся за ней, подпирая небо, и кровь струится по тысяче храмовых ступеней для того, чтобы Солнце могло снова взойти завтра и всходить еще пятьдесят лет и два года.

Солнцу нужна моя кровь.

Сегодня город похож на бойню. Головы катятся по ступеням Великих Пирамид, словно бобы по лоткам каменных мельниц, и жадная толпа перемалывает их, топча ногами. Тела разрубаются на мелкие части, и каждый уже может похвастать сувениром из человеческих костей и плоти.

Животные в загонах давно уже обожрались кишок и стоят теперь по колено в сизо-багровой зловонной массе; шерсть их слиплась от крови. На улицах и площадях все перепачканы кровью, все пьяны, все счастливы — Великие Храмы наконец достигли неба, и к самому Солнцу поднимаются теперь бесчисленные сердца в руках усталых жрецов, которые работают, сменяя друг друга, вот уже четыре дня и ночи без перерыва под надзором великого Императора.

По ночам, когда безумие, охватившее толпу, ослабевает, люди, опьянев от крови, спят вповалку прямо на улицах, среди мертвых выпотрошенных тел, и в темноте уже не отличить живых от мертвых, потому что не виден синий мел, которым красят жрецы тела жертв.

Дождь смывает с мертвецов краску смерти, и она смешивается с багровыми ручьями, струящимися вокруг устилающих улицы тел.

В ночи тела мертвых и живых тускло блестят бронзой кожи.

Часть тел лишена голов.

Ночи плевать на подобные мелочи. Она дарует сон до рассвета всем, и живым, и мертвым — и лишь жрецы и жертвы на вершинах Великих Храмов не спят.

Ночь милосердно накрывает Город на острове пологом низких облаков и дождевых струй.

В такие ночи на побег может решиться даже такой отчаянный трус, как я.

Замедлив полный влажного шороха бег сквозь предрассветные сумерки, я слышу, как где-то далеко позади всхлипывает земля чинампов под ногами воинов-ягуаров, неустанно преследующих беглеца.

Беглец — это я.

Впереди сквозь просветы в сплошной стене напитанных влагой стеблей я вижу блеск открытой воды. Бегство мое близится к завершению.

В какой-то момент дождь, ливший с небес несколько месяцев, вдруг прекращается, и ветер стремительно рвет в клочья занавес туч. Последние звезды гаснут на быстро светлеющем небе.

За моей спиной восходящее Солнце окрашивает касанием первых лучей камень Великих Храмов в цвет крови. До меня доносится тысячеголосый зевок просыпающейся толпы. Смерть, не спящая вот уже четвертую ночь, продолжает свой нелегкий труд во имя жизни грядущих поколений бронзовокожих хозяев мира.

Поросший маисом остров заканчивается внезапно. Передо мной — последний из островов, жалкий прямоугольник жидкой массы, состоящей из ила, водорослей и человеческого дерьма. За ним — курящаяся туманом утра прохладная гладь воды.

Посреди острова на одиноком кактусе, сжимая в пальцах мертвую пернатую змею, сидит Колибри-левша.

Это бог, которому я посвятил построенный мною город. Иглы безжалостно пронзают его плоть, но он не чувствует боли.

Это конец, понимаю я.

Да, отвечает мне бог. Твоя кровь нужна Солнцу.

Я выстроил город и посвятил его тебе, кричу я.

Да, отвечает мне бог. Но твоя кровь нужна Солнцу.

Смирившись, я замолкаю. Бог прав.

Моя кровь нужна Солнцу.

Все ближе поступь воинов-ягуаров. Все дальше воспоминания о родной деревеньке Анканио, что близ Винчи, о Флорентийской академии искусств, о семействе Медичи и о безумной авантюре Кристо Колона, о годах плена и рабства, о городе, посвященном Солнцу, что спроектирован и выстроен мною среди жестокости и крови на прекрасном острове посреди чистых озерных вод...

И утро, и смерть я встречаю свободным.

Восходит Солнце.

Друзья конкурса

Конкурс фантастики КВАЗАР